ПОСЛЕДНЕЕ
Похороны в Москве, Саратове, Чечне — цена вопроса

Похороны в Москве, Саратове, Чечне — цена вопроса

Похороны в Москве, Саратове, Чечне — цена вопроса

Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Жить дорого, а умирать еще дороже. Информационные агентства разнесли по свету весть, что россияне стали меньше платить за похороны. Число умерших, в связи с пандемией ковида, возросло на 16%, пишет «Коммерсантъ» ссылаясь на Росстат, а совокупная стоимость похорон выросла только на 9%.

Выходит, что сэкономили.

Конечно, самые пышные и пафосные похороны устраивают в Москве. Не так давно те, кто интересуются темой, могли наблюдать в новостных сюжетах на всех телеканалах за похоронами по самому высшему разряду, в центре столицы, считай у Кремлевской стены. Умер в 90 лет, президент факультета журналистики Ясен Засурский. Отпевание происходило в домовом храме МГК церкви Святой Татьяны, в честь которой студенты отмечают уже не первую сотню лет Татьянин день.

Председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев, который присутствовал на церемонии, считает, что статус — соответствовал личности умершего:

— Я не мог не прийти проводить в последний путь любимого декана, президента факультета, привез венок от нашей организации. Когда мы его возлагали, подъехали специальные фельдъегерьские машины с мигалками, и выгрузили венки от президента, от премьер министра. Были знаменитости, в том числе Андрей Малахов, который не скрывал слез.

Тем не менее, несмотря на долгие годы работы у самого Кремля, и столько влиятельных учеников, похоронили Ясена Николаевича — не на Новодевичьем, самом статусном московском кладбище, и даже не на Ваганьковском, а только на Троекуровском. Но зато для того, чтобы тело там упокоилось, скорее всего, ничего не пришлось дополнительно платить и приплачивать. Захоронение гробом там стоит официально от 387 870 до 4 188 996 рублей. Если просто урну с прахом поставить в колумбарий, то от 170 662 рублей 80 копеек до 341 325 рублей 60 копеек.

Если умерший был пенсионером, и в на день смерти не работал, городом выплачивается социальное пособие на погребение — плюс к федеральному 6 424 рубля 98 копеек и, если умерший постоянно проживал в Москве, доплата от правительства Москвы составит 12 046 рублей. Общая сумма — 18 470 рублей 98 копеек.

Суммы с копейками — получаются потому, что похоронная индустрия работает под контролем государства. Существует ГУП «Ритуал», сотрудники которого похоронят любого покойника, кто бы он ни был: хоть знаменитость или богач, хоть пенсионер или даже бомж. Цены эти, как сейчас говорят, «стартовые», могут в процессе и вырасти. Когда умерла певица Юлия Началова, родственники утверждали, что за участок на кладбище с них попросили миллион рублей, безо всяких копеек.

Потом все обошлось без дополнительной оплаты. Но если вы хороните не знаменитость, а деньги у вас есть, то сможете раскошелиться на десять миллионов. Все зависит от размеров ваших сбережений и — степени скорби по близкому человеку.

Как только кто-то умирает, телефон убитых горем родственников начинает трезвонить, многочисленные частные ритуальные службы — готовы провести похороны по высшему разряду и знают, что они заработают в любом случае. Либо большие деньги, либо… хотя бы что-то. Потому что похороны — оплачиваются государством.

Вообще самые дешевые похороны обойдутся в 9 479 рублей сразу, либо с рассрочкой 948 рублей в месяц. Цена включает выезд агента, оформление заказа, похоронный комплект шёлковый: подушка, покрывало, гроб деревянный, обитый тканью, «катафальный» автобус повышенной комфортности и доставка предметов ритуала.

Если родственники захотят похоронить покойника в гробу атласном «Наполеон», с комплектом специальных тапочек, не обязательно белых, то цена может вырасти еще на десять тысяч с небольшим. А может быть, такова была последняя воля покойного — похоронить его достойно, чтобы лежал в особенном гробу, чтобы везли на «Мерседесе». За 36 тысяч это сделают. Вряд ли конечно похоронят даже на Троекуровском, разве что на Кунцевском, Востряковском или Рублевском. А вероятнее на Абушевском, Хованском, Захарьинском или Ястребковском за МКАД.

Вообще за деньги и большие деньги люди как-то умудряются хоронить своих близких на любом московском кладбище. Однажды автору этих строк пришлось присутствовать на похоронах скоропостижно ушедшего руководителя небольшой организации, в которой работало человек тридцать народу. Место на Алексеевском кладбище, уже тогда официально закрытом, обошлось новому руководству в 50 тысяч долларов. То есть участок в городе мертвых, некрополе — примерно равен по стоимости однокомнатной квартиры. На старых московских кладбищах возможны только родственные захоронения, но за отдельную плату можно определить родство без генетической экспертизы. Плюс хороший гроб и все по высшему разряду. Плюс скромные поминки в ресторане тысяч на сто, но уже рублей.

Вообще проблема кладбищ в мало-мальски крупных российских городах — стоит достаточно остро. Если раньше старое кладбище постепенно превращалось в тихий парк, то сейчас земля в центре дорога. Эти тихие парки живые и деятельные люди хотят застраивать жильем для живых. А новые кладбища на городских окраинах тоже стремительно заполняются.

Исполнительный директор Союза похоронных организаций и крематориев Елена Андреева напоминает о том, что и сейчас люди умирают не только от ковида:

— Появилась понятие «избыточная смертность», но причин у нее несколько. Это и прямые и косвенные последствия пандемии. Кроме того пандемия вызвала снижение доходов населения. За последние полтора года многие потеряли работу, закрывались разные направления бизнеса.

Поэтому стало намного больше желающих воспользоваться гарантированным перечнем похоронных услуг — за государственный счет. Стремление людей — максимально экономически целесообразно подходить к затратам на похороны — конечно есть. У нас остались и VIP похороны и похороны выше среднего по ценам.

Конечно, никто не сможет предоставить точных данных, но доходы основной массы населения точно не увеличились, люди проедают свои сбережения. Особенно это касается регионов. У нас есть города-миллионники — там одна ситуация. А в регионах — другая. Люди стремятся, хоть и организовать похороны достойно, но сделать это с наименьшими финансовыми затратами.

«СП»: — А что вы скажете про цены на похороны в Москве. Миллион рублей за участок это официально?

— Кладбища Москвы находятся в ведении ГБУ «Ритуал» — оно живет по отдельным московским законам. В свое время в Москве был такой опыт, когда места на кладбищах продавались официально через торги. Стоимость этих могил оказывалась сопоставима со стоимостью жилья. Возможно, сейчас эта практика доработана, есть специальные подготовленные участки, но у меня никаких данных по этому вопросу нет.

«СП»: — Фирмы, члены вашей общественной организации работают в крупных городах или в мелких тоже?

— Есть разная практика. В любом случае по нашему законодательству вопрос похорон координируется органами местного самоуправления. Должны быть созданы специальные службы, которые оказывают услуги по гарантированному перечню. Конечно, есть сельские поселения, в которых люди покупают гроб и там разрешено самим выкопать могилу для умершего. Люди минимизируют свои затраты, покупают необходимые товары, венки и поминки справляют дома. Торговля осуществляется по адекватным ценам исходя из потребностей региона.

Нельзя сравнивать Москву и Санкт-Петербург с другими местами, где уровень жизни ниже и свои правила, хотя мы все действуем в рамках одного законодательства.

«СП»: — Раньше у нас, когда кто-то умирал, было принято ставить крышки гробов, у подъездов. А сейчас запрещено санитарными нормами привозит покойников в дом?

— Сейчас сложная ситуация в связи с пандемией. В силу неизученности вопроса, менялись законодательство и требования. В какой-то момент людей умерших от ковид, не разрешали хоронить на каких-то кладбищах, выделяли специальные участки. Это определяли Роспортебнадзор с Минздравом. Были изданы нормативные акты, которые нам нельзя было нарушать. Мы, например, в Санкт-Петербурге столкнулись с максимальным ужесточением мер, правила менялись каждую неделю. Потребовали даже хоронить в цинковых гробах. Мы это обсудили и сняли такие ограничения.

Тем не менее, требования хоронить в закрытых гробах остались. Раньше такое делали только в случае особых инфекций, например тифа и других такого рода болезней. Это связано не только с законодательством, сами люди боятся, потому что причина смерти не всегда очевидна. И конечно, сейчас привести гроб в квартиру нельзя…

Правозащитник Сейран Давтян уже много лет живет в Саратове, но, родившись в Армении, и пожив в Москве, может сравнивать уровень похоронного сервиса и традиции в разных регионах:

— Рядом со знаменитым Ваганьковским кладбищем в Москве, есть старинное армянское кладбище. Когда-то я любил там гулять, рассматривать старинные надгробья простых обывателей и знаменитых людей, например из семьи Лорис-Меликовых. Там похоронены гроссмейстер Тигран Петросян, писательница Мариетта Шагинян и другие славные представители армянского народа. Но наступил момент, когда там стали возникать огромные, аляповатые надгробья, на которые мне стыдно смотреть.

«СП»: — На любых кладбищах есть аллеи, на которых похоронены бандиты в 90-х и другие непонятные личности, чьи родственники не пожалели денег на их увековеченье. Туда некоторые тоже ходят как на экскурсии.

— В Армении в целом тратят больше денег на похороны, чем в России. Похороны и поминки затягиваются надолго — такие там традиции. Но сейчас и там появляется много заброшенных могил. Люди уезжают из страны на заработки, за могилами следить некому. А мне пришлось три года назад везти тело умершей матери из Саратова в Армению. Это обошлось в 80 тысяч рублей…

В другом поволжском регионе, в Чувашии если придешь на кладбище, то не увидишь ни одной закрытой калитки в могильных оградках. По местному поверью — закрывать нельзя, ведь если душа вышла погулять, то как же она попадет обратно к себе в могилу. Так и останется стоять у оградки неприкаянная.

Вообще в нашей стране кладбища очень разные. Если едешь на поезде через Калмыкию, то за окном в некоторых местах видны странные «городки» из силикатного кирпича, чем-то напоминающие непосвященному человеку гаражные кооперативы недавнего прошлого. Но кирпич совсем новый, так и светится. Оказывается это буддистские кладбища.

В Чечне полагается возвести над некоторыми могилами железные пики. Это если человек погиб в сражении и нуждается в отмщении. Родственники стараются соорудить эти холмы своим повыше, чем у других, но — за свой счет, специального пособия для этого от государства не полагается

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *